Email:
Пароль:
О НАУФОР
Членство в НАУФОР
Стандарты и рекомендации
Информационные материалы
Аттестация и обучение
Мероприятия
"Вестник НАУФОР"

Интервью А.В.Тимофеева агентству "Прайм-ТАСС" на тему "IPO кредитных организаций"


Интервью председателя правления НАУФОР Алексея Тимофеева агентству ПРАЙМ-ТАСС

Вопрос: Алексей Викторович, примерно месяц назад Банк России предложил рынку обсудить предложения по либерализации вывода банковских акций на IPO. Как Вы относитесь к этой идее?
Ответ: Безусловно, мы поддерживаем усилия Банка России по совершенствованию процедуры эмиссии ценных бумаг кредитных организаций. Мы считаем совершенно правильным то, что Банк России видит в использовании механизма IPO один из путей решения задачи по повышению капитализации банковской системы. Помимо того, что банки получат возможность IPO для увеличения капитала, фондовый рынок приобретет новый инструмент – ценные бумаги кредитных организаций. На наш взгляд совершенно правильным является и то, вокруг чего концентрируются предложения Банка России – процедуры надзора, которые осуществляются при эмиссии ценных бумаг кредитных организаций. Мы согласны с Банком России, что без существенной оптимизации надзорных процедур не удастся достичь цели реформы – сделать возможным банковское IPO. В настоящее из-за надзорных процедур срок эмиссии ценных бумаг кредитных организаций только между регистрацией выпуска и регистрацией отчета - до начала обращения ценных бумаг, если в нем будут принимать участие нерезиденты, может занимать до полугода. При этом, срок является одним из главных факторов при IPO.
Вопрос: Каким в идеале должен быть этот срок?
Ответ: Я думаю, что для обычных компаний с момента регистрации ценных бумаг до начала обращения ценных бумаг должно проходить примерно 2 месяца. И хотя для кредитных организаций такой срок может быть больше, он не должен существенно отличаться.
Вопрос: Почему так принципиален срок? Почему два месяца так важны для IPO?
Ответ: В процессе IPO происходит ценообразование на ценные бумаги. Если срок длительный, то цена перестает быть актуальной. Кроме того, учитывая, что при IPO новых ценных бумаг производится предварительная оплата, замораживание денег на длительный срок связано с дополнительными издержками и рисками, например с валютным риском.
Вопрос: Полгода, которые Вы упоминали, уходят при регистрации нового банка?
Ответ: Нет, при учреждении банка никакого IPO не происходит. Бумаги размещаются среди учредителей, если это иностранное юрлицо, то операция представляется достаточно простой, и она не является драматичной. IPO – это обращение к публике, к инвестсообществу. А оно, в свою очередь, предъявляет определенные требования к срокам операции, то есть срокам, на которые оно согласиться с замораживанием своих средств, к кредитным и валютным рискам, на которые оно готово пойти. По российскому банковскому законодательству при IPO сохраняется процедура регистрации отчета об итогах выпуска. Для всех остальных компаний это правило уже не действует. До регистрации отчета обращение этих бумаг для инвесторов исключено. Для инвестора это означает увеличение срока, возможность проведения дополнительной проверки со стороны Банка России. Кроме того, инвесторы должны согласиться с тем, что если в регистрации отчета будет отказано, то их участие в IPO, все их издержки, станут бессмысленными. Акции будут аннулированы, деньги возвращены.
Вопрос: А как это можно организовать иначе?
Ответ: Отказ от регистрации отчета об итогах выпуска для компаний, не являющихся кредитными организациями, был осознанным. Когда вы зарегистрировали выпуск ценных бумаг, вы определили его параметры. И если регистрирующий орган, согласился с ними, то остается только их выдержать. Когда в открытой подписке принимает участие брокер, и бумаги включены в котировальный список на бирже, нагрузка по контролю за соблюдением процедуры эмиссии, за соблюдением ее параметров, может быть переложена с государственного органа на брокера и фондовую биржу. ФСФР это делает, регулируя деятельность брокеров. Они рискуют своей лицензией при нарушении параметров зарегистрированной эмиссии, определенных проспектом и решением о выпуске.
Безусловно, Банк России осуществляет дополнительные по сравнению с ФСФР, надзорные полномочия, однако необходимо отдавать себе отчет, что либерализация IPO кредитных организаций, приводит к повышению оборачиваемости ценных бумаг кредитных организаций и поэтому оценка эффективности должна быть дана не только надзорным приемам, применяемым при эмиссии, но и приемам, применяемые впоследствии. Возможно, что оптимизация должна коснуться и тех и других и тогда использование регистрации отчета об итогах выпуска перестанет быть столь важным. В конечном итоге вопрос успеха реформы банковского IPO - то, насколько близко к наиболее удобным условиям IPO будет найден компромисс с банковским надзором.
Вопрос: Иными словами, Вы считаете, что если будет на то воля регулятора, он может отказаться от регистрации отчета об итогах выпуска, использовав другие механизмы контроля?
Ответ: Я считаю это возможным. Банк России осуществляет контроль сразу по завершении эмиссии по тем же самым параметрам, что и на этапе проведения эмиссии. Если он может положиться на такой надзор, не располагая и при этом таким инструментом как отказ в регистрации отчета об итогах выпуска, значит он может положиться на него и на этапе эмиссии ценных бумаг. Особенно сложным является IPO с участием нерезидентов.
Вопрос: Каким же образом можно решить эту проблему?
Ответ: Мы видим, что при проведении IPO российских компаний значительная часть пакета приобретается нерезидентами. Смысл IPO в том, чтобы мобилизовать ресурсы по возможности большего числа существующих в мире групп инвесторов, тогда вы получите наилучшую цену. По действующему законодательству Банк России дает разрешение на приобретение любого количества акций банков нерезидентами. Если как это предлагается Банком России в закон будут внесены изменения, предполагающие повышение доли нерезидентов, требующей согласования, то эту проблему легко будет решить. Действительно, мало кто из участников IPO покупает более 10 проц. акций. При этом, сам предмет надзора здесь остается недостаточно ясным – квотирование иностранного капитала по существу не применяется, что еще?
Вопрос: Ну, проверяется финансовая устойчивость приобретателя, насколько я знаю. Но мне не ясно другое, как проверять акционеров, если акции будут торговаться на бирже?
Ответ: Это как раз то, о чем мы уже говорили. Если после регистрации отчета об итогах выпуска ситуация может сразу измениться и будет меняться ежедневно, в чем смысл проверки на этапе регистрации отчета. Если банки начинают делать IPO, нужно согласиться и с тем, что ценные бумаги кредитных организаций становятся высокооборотными, а это существенным образом меняет отношение к надзору за кредитными организациями. Он должен носить эффективный текущий характер. Например, что касается финансовой устойчивости – в чем ее смысл? Если смысл в том, что бы исключить нерыночное поведение банка – то, например, что он будет оказывать финансовую поддержку своим несостоятельным акционерам, так стало быть дело в том, что бы осуществлять регулирование и надзор в отношении операций со связанными лицами, а не препятствовать приобретению ими акций на этапе эмиссии. Понимаете, если Банк России сегодня дал разрешение на участие в акционерном капитале банка, получается, что он должен постоянно отслеживать изменение финансового положения акционера. На мой взгляд, это бесперспективный путь.
Сегодня перед Банком России стоит задача таким образом оптимизировать надзор, чтобы банки могли эффективно капитализироваться на финансовом рынке. Это, безусловно, вызов.
Вопрос: Какова практика организации проведения IPO в части размера пакета?
Ответ: Общей практики нет, доля капитала, распределенная в результате IPO, за последние 3 года составляла от 7 до 38 процентов.
Вопрос: На сегодняшний день как минимум два банка заявили о проведении IPO – Росбанк и Внешторгбанк, еще несколько банков рассматривают такую возможность в пятилетней перспективе. То, что в своих предложениях ЦБ инициировал рассмотрение возможности обязательного выхода на IPO банков с капиталом свыше 2,5 млрд руб, было негативно воспринято банками. Каким Вы видите дальнейшее развитие этой ситуации?
Ответ: Если в отрасли, не важно банки это или нет, кто-то проводит успешное IPO, он получает конкурентные преимущества, остальные не могут этого игнорировать. IPO - наиболее дешевый из всех существующих способов получения значительных по объему средств. Я полагаю, что после того, как кто-то из банков проведет IPO, после этого достаточно быстро об этом задумаются все остальные банки. Так происходит во всех отраслях, и мы это видим.
Вопрос: Когда на Ваш взгляд, предложенные меры могут начать действовать?
Ответ: Я думаю, что на изменение только законодательства уйдет не менее года. Возможно, что-то удастся провести быстрее.
Вопрос: Каков, по Вашим прогнозам, спрос со стороны западных инвесторов на акции наших банков?
Ответ: Очевидно, большой. Значительные средства от иностранных инвесторов можно получать, размещая не ADR или GDR, а локальные акции. Именно из-за этого ФСФР регламентирует доли акций, размещаемых на внешнем и внутреннем рынке в ходе IPO. Требование разместить не более 70 проц выпуска за рубежом основано на стремлении не допустить дискриминацию российского инвестора, который становится все более активным, а также на уверенности в том, что подавляющее большинство иностранных инвесторов, испытывающих реальный интерес к российским активам, могут инвестировать в локальные акции, а не только в производные от них инструменты. К слову, сказать только в течение первых месяцев этого года объем локального IPO более, чем в два раза превысил объем локального IPO за весь прошлый год.
Вопрос: Как Вам кажется, какого рода инвесторы будут приобретать акции российских банков в ходе IPO?
Ответ: Это портфельные инвесторы и чем дальше, тем более консервативные. За что мы боремся при параллельном размещении? За то, чтобы пришли наиболее консервативные зарубежные инвесторы. Российские консервативные инвесторы – это население, в НПФ и ПИФы они уже вложили порядка 30 млрд долл. А иностранцы в России присутствовали, в основном, со спекулятивным капиталом. Наравне с национальным консервативным инвестором консервативные иностранные инвесторы могли бы стать "группой поддержки" российского финансового рынка. Это компании, подчиняющиеся большому числу ограничений, в том числе, и по инвестированию в Россию, и часть таких ограничений мы пытаемся сейчас снять с тем, что бы иметь возможность рассчитывать на их инвестиции. Я думаю, что это важно для всех групп эмитентов, в том числе и для кредитных организаций.
Я уверен, что предложения Банка России по оптимизации процедуры эмиссии ценных бумаг кредитных организаций, является важным знаком его стремления изменить регулирование, которое все менее и менее соответствует ситуации складывающейся на рынке, сделать его более адекватным, позволить банкам использовать возможности фондового рынка для их финансирования.
Дата публ./изм.
16.05.2006