Email:
Пароль:

Владимир Кузнецов (Вестник НАУФОР №5 2010)

Владимир Кузнецов, шеф-редактор журнала "Вестник НАУФОР"

ФИНАНСОВЫЙ ТОКСИКОЗ. Статья.

Мировой финансовый кризис перешел в завершающую стадию - кризис суверенных долгов

Финансовый кризис, начавшись с краха сабпрайм-ипотеки в Соединенных Штатах, породил "токсичные" активы, которые отравили банковскую систему не только США, но и многих других стран. Последовавший банковский кризис и рецессия в экономике большинства стран мира привели к завершающему этапу финансовых кризисов - кризису суверенных долгов.

Этапы кризиса

В настоящее время наблюдается очередная фаза мирового экономического цикла, началом которого стал ипотечный кризис в США. Первые признаки этого кризиса появились еще в 2006 году, когда начался рост невозвратов жилищных кредитов неблагонадежными заемщиками. К этому времени объем сектора сабпрайм-ипотеки составлял около 600 млрд долларов. Для сравнения, эта сумма сопоставима с тогдашними золотовалютными резервами РФ, или составляла 20% рынка американской ипотеки, при этом 75% ссудной задолженности были "переупакованы" в CDO (облигации, обеспеченные закладными). Тем не менее особого беспокойства проблемы "мусорной" ипотеки не вызвали даже в США, а остальной мир и вовсе не обращал на них внимания.

Заметным кризис стал весной 2007 года после делистинга на Нью-Йоркской фондовой бирже облигаций New Century Financial Corporation - крупнейшей компании США на рынке сабпрайм-ипотеки. К октябрю того же года доля закладных с плавающим процентом, по которым не были выплачены проценты или началось судебное расследование, поднялась до 16%, а к маю 2008 года - до 25%. Реально рынок сабпрайм-ипотеки умер.

На следующем этапе кризиса проблемы начались с новомодным финансовым инструментом CDS (своп-дефолта по кредиту). Введенный в оборот банком J. P. Morgan, он стал чрезвычайно популярным к началу кризиса. Прелесть CDS (вполне можно назвать это прельщением) состояла в том, что операции с этим инструментом были забалансовыми и не отражались в бухгалтерских книгах.

Когда сабпрайм-ипотека начала рушиться в связи с ростом невыплат по кредитам, то держатели CDS стали обращаться с требованиями к банкам, выпускавшим эти инструменты. В марте 2008 года, не выдержав давления массового выкупа дефолтных свопов, обанкротился банк Bear Sterns. ФРС выдала кредит в размере 29 млрд долларов банку J. P. Morgan для покупки банкрота. Но это было только начало проблем, возникших у финансовых институтов США. В сентябре Федеральный резерв и Казначейство взяли федеральные ипотечные агентства Fannie Mae и Freddie Mac под прямое государственное управление, а 15 сентября лопнул инвестбанк Lehman Brothers. Начались проблемы и у крупных европейских банков.

Таким образом, мировой финансовый кризис перешел в открытую фазу, а банковская система западных стран оказалась отравленной "токсичными" активами, общий объем которых никому точно не известен.

Для спасения финансовой системы правительства и центральные банки США и других стран начали заливать кризис деньгами - кредитными. Таким образом, кризис, пройдя стадии кризиса заемщиков и банковского кризиса, перешел на стадию кризиса суверенных долгов. Является ли нынешний кризис чем-то принципиально новым? Известные американские экономисты, исследователи кризисов, Кармен Рейнхарт и Кеннет Рогофф отвечают на этот вопрос отрицательно. В недавно опубликованном исследовании "От финансового краха к долговому кризису" они рассматривают данные по долговым и финансовым кризисам по 70 странам за последние 200 лет.

В ходе исследования Рейнхарт и Рогофф выдвинули и подтвердили на фактическом материале три гипотезы.

Во-первых, волны накопления частных долгов, как внешних, так и внутренних, приводят к банковским кризисам. Правительства вносят свой вклад в этот процесс, поощряя бум заимствований. Банковские кризисы в финансовых центрах указывают на возможность их распространения на другие страны.

Во-вторых, банковские кризисы (как внутреннего происхождения, так и наведенные международными финансовыми центрами) часто предшествуют кризисам суверенных долгов или сопутствуют им.

В-третьих, государственные заимствования заметно ускоряют наступление кризисов суверенного долга; зачастую правительства имеют "скрытые долги", которые существенно превышают уровень официального и документированного внешнего долга. Эти долги могут включать как внешний и внутренний государственный долг, так и частные долги, которые становятся публичными в ходе разворачивающегося кризиса.

В кризис "скрытые долги" правительства выскакивают, как чертик из табакерки, создавая проблемы платежеспособности, о которых широкая публика и не подозревала. Широко известным примером является ситуация с Fannie Mae и Freddie Mac, государственные гарантии по обязательствам которых воспринимались как чисто формальная процедура. В Греции же реальный объем госдолга скрывался с участием американского мейджора Goldman Sachs. В истории именно скрытые долги часто являлись причиной страновых дефолтов.

Исландское поле чудес

Первой страной, катастрофически пострадавшей от кризиса (начавшегося в мировом финансовом центре - США), стала Исландия. Для нее этот кризис стал наведенным, а население страны и мировая общественность могла наблюдать практически мгновенный переход от банковского кризиса к кризису государственного долга. Тем не менее события в этой стране не лишены некоторого своеобразия. В недавно увидевшем свет отчете исландской парламентской комиссии, "Докладе о правде" изложена драматическая история прельщения и финансового краха этого небольшого европейского государства.

В 2003 году на мировой волне дерегуляции небольшие, соответствующие более чем скромным размерам страны местные банки были приватизированы. Частные банки начали проводить агрессивную политику: занимать дешевые деньги в Азии и кредитовать своих же акционеров, развивать филиальную сеть за рубежом, вкладывать средства в новомодные высокодоходные финансовые инструменты и скупать торговые сети в других странах. Банки отчасти делились нажитым с местным населением. Так, например, молодые супружеские пары могли получить кредит на 100% стоимости жилья, не внося ни кроны.

В 2007 году ООН признала Исландию лучшей в мире страной для жизни. В итоге столь агрессивной политики крупнейшие банки Исландии накопили внешних обязательств на сумму 106 млрд долларов, что в восемь раз превышало ВВП страны в 2008 году. Когда разразился кризис, и банки оказались не способны справиться с возникшими проблемами, правительству пришлось национализировать три крупнейших банка. В итоге государственный долг Исландии в 2007-2009 годы вырос в четыре раза и достиг 124% ВВП. То, что в итоге осталось от двух банков (Glitnir и Kaupthing Bank), правительству страны удалось продать иностранным кредиторам и, таким образом, частично урегулировать проблему государственной задолженности…

Дата публ./изм.
18.06.2010