Email:
Пароль:

Владимир Соловьев (Вестник НАУФОР №10)

Владимир Соловьев, генеральный директор УК "Райффайзен Капитал"

ИНВЕСТИЦИИ В ДОВЕРИЕ. Интервью.

Когда инвесторы из года в год будут видеть, что все их ожидания сбываются, тогда поменяется и отношение к индустрии в целом

Генеральный директор управляющей компании "Райффайзен Капитал" Владимир Соловьев рассказывает главному редактору журнала "Вестник НАУФОР" Ирине Слюсаревой, почему соблюдение инвестиционной декларации работает лучше, чем заманчивые обещания.

- Владимир, какова динамика и стратегия развития управляющей компании "Райффайзен Капитал"?

- На фоне, я бы сказал, некоторой стагнации индустрии в целом нам удалось показать весьма неплохие результаты. Динамику развития нашей компании в последние полтора года лучше всего иллюстрируют следующие показатели: 2009 год мы начали с того, что наша доля рынка в открытых ПИФах составляла 3,2%, а по итогам года она увеличилась ровно в два раза и составила 6,4%.

В 2010 году наша доля рынка продолжает увеличиваться и по итогам 9 месяцев достигла значения 8,7%.

- Как это получилось? Ведь инвесторы после кризиса стали обходить стороной фонды коллективных инвестиций?

- За то время, которое предшествовало кризису (2005-2007 годы), многие управляющие компании предлагали свои продукты клиентам достаточно агрессивно, что на наш взгляд, было не вполне корректно. Конечно, в отдельные годы рост рынка составлял 60-70% годовых, и в таких условиях было очень просто обещать частному инвестору доход минимум в 30-40%, что превышало депозитную ставку в несколько раз. При этом о возможных рисках говорилось в лучшем случае вскользь, а о том, что в отдельные годы стоимость портфеля клиентов может снижаться вообще, предпочитали не упоминать.

Что получилось в результате?

Механизм коллективных инвестиций прекрасно работал в годы роста, и все были довольны. Получилось так, что для многих инвесторов их доля в высокорискованных активах, таких как акции, намного превышала комфортный для них уровень, причем они не подозревали об этом до событий сентября - октября 2008 года, когда индексы ушли в отвесное пике. Большинство клиентов просто было не готово увидеть свои счета в том печальном состоянии, в которое они пришли к концу 2008 года.

Поэтому в 2009 году большое количество людей, в основном принадлежащих к среднему классу, которые теоретически могли бы снова начать инвестировать, рассчитывая на восстановление экономики, не спешили возвращаться на рынок, во многом из-за разочарования в своих прежних ожиданиях относительно возможностей фондового рынка.

Кроме того, еще одна группа инвесторов, следует заметить, гораздо менее многочисленная, которая посчитала себя просто обманутой и инициировала судебные разбирательства. Несмотря на то, что в процентном соотношении, повторю, таких людей было немного, все подобные случаи широко освещались в прессе. И это подчеркнуло общее негативное отношение к индустрии коллективных инвестиций. Как правило, крупные и известные компании вели себя с клиентами корректно, однако, репутация индустрии в целом сильно пострадала. И это даже несмотря на то, что в целом ПИФы сильно зарегулированы, чего нельзя сказать об общих фондах банковского управления. Сейчас индустрия коллективных инвестиций снова встала на путь развития, стали появляться новые продукты, ранее недоступные простому инвестору, и, конечно, очень важно, чтобы доверие массового клиента к управляющим было восстановлено.

Фонды УК "Райффайзен Капитал" управлялись достаточно консервативно, поэтому нас негатив коснулся в меньшей степени. Наш взвешенный стиль управления и понятность наших продуктов в период турбулентности на рынке работали нам в плюс. Это стало одной из причин того, что наша динамика развития отличается от показателей отрасли в целом.

- Как обеспечиваются консервативность и понятность?

- Во-первых, наша цель - строгое соблюдение заявленных инвестиционных принципов. Если фонд называется "Райффайзен - Сырьевой сектор", то средства его пайщиков мы всегда вкладывали лишь в акции соответствующих отраслей, там никогда не было, например, банков. Не думаю, что все наши коллеги стремились следовать таким принципам.

Были случаи, когда некоторые фонды облигаций вдруг начинали вести себя как фонды акций. "Почему так происходит?", задавали резонный вопрос пайщики. Очевидно, фонд вел себя так потому, что управляющий купил акции в погоне за доходностью, а декларация фонда это позволяла. Такие "маленькие хитрости" прекрасно работали в 2005-2007 гг., и у управляющих появлялся соблазн еще увеличить долю акций. А потом наступил 2008 год с соответствующими последствиями для таких фондов.

Мы изначально решили для себя, что должны максимально строго следовать декларированным целям, и это сильно помогло сохранить доверие наших клиентов, и по мере восстановления рынка серьезно увеличить клиентскую базу.

Еще один фактор, который внес огромный вклад в наше развитие, - это, конечно, наш агент, ЗАО "Райффайзенбанк".

По моему мнению, эта банковская сеть сейчас является ведущей в России в сегменте продаж инвестиционных продуктов, там работают сотрудники наивысшей квалификации. Это совместная заслуга и банка, и управляющей компании. Усилия, которые мы вместе с каналами продаж и тренинг-центром банка вложили в инвестиционное образование наших сейлз-менеджеров, увенчались успехом, ведь от их квалификации зависит очень многое. Если инвестиционный продукт предлагается клиентам неправильно, то у них очень скоро может возникнуть как минимум чувство неудовлетворенности.

Мы изначально, с самого момента образования компании, не старались акцентировать внимание на агрессивных продажах, а всегда стремились выяснить инвестиционные предпочтения и склонность к риску каждого конкретного клиента. В результате мы достаточно серьезно отставали на растущем фондовом рынке, но зато после 2008 года, когда клиенты очень хорошо осознали, что же такое инвестиционный риск, наши позиции стали серьезно укрепляться. Следующий немаловажный фактор, который способствовал нашему успеху, - в начале 2009 года мы совместно с банком запустили комбинированный продукт, который называется "Инвестиционный депозит". Он дает клиенту возможность при покупке паев ПИФа одновременно размещать свои средства на банковский депозит по более высоким ставкам на период от одного до шести месяцев.

Допустим, у клиента есть сто рублей. Он может либо целиком положить их на депозит под 5%, либо на пятьдесят рублей приобрести паи ПИФа, а оставшиеся пятьдесят рублей - положить на депозит, но уже не под 5, а под 8%. То есть он получает повышенную ставку на краткосрочном периоде депонирования и одновременно - возможность войти в ПИФ.

Мы не единственная компания, подобные продукты есть и у наших коллег. Однако нам очень повезло со временем его внедрения - мы ввели его в марте прошлого года, когда фондовый рынок находился практически на самом дне. Поэтому все люди, которые тогда положили деньги на этот депозит, оказались по итогам года в плюсе, и тот доход, который они заработали по инвестиционной части депозита, был выше дохода по второй, депозитной части этого инструмента. За счет этого продукта нам удалось серьезно увеличить количество наших клиентов, с 15 тысяч (на начало 2009 года) до 40 тысяч, причем по причинам, описанным выше, уровень лояльности этих клиентов был весьма высок…

Полная версия статьи доступна только подписчикам
Дата публ./изм.
10.11.2010